Разделы
Главная
  124Книги
Авторы
Оплата и доставка
Партнеры
Анонсы
События
Архив
Прайс-лист
Корзина
Контакты
Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
Валюта
Выберите тип валюты:
Юрий Нечипоренко


Точильщик прозы

 

Юрий Нечипоренко, "Начальник связи", М., "Арт Хаус медиа", 2010, 136 ст., ил. 

Напечатана очень хорошая книга Юрия Нечипоренко "Начальник связи".
Главное ее достоинство  следующее - автору  удалось спрыгнуть с литературного паровоза современности.
Конечно, спрыгнуть с него нетрудно - он  стоит на месте. Но все ж не у каждого получится.
Ведь, чем брести в одиночку по неровной степи,  куда приятней наблюдать с высоты писательской кабины  ровные, отполированные,  уходящие напрямик в вечность рельсы.

Но Юра спрыгнул. И отошел от паровоза на два шага назад. Один шаг - в детство. Книга - о детстве, о стране, об отце автора.  Этот шаг позволяет автору расстаться с одним из главных недостатков современной литературы - с ее публицистичностью. Ведь почти все, что сейчас у нас пишется  - это публицистика, которой стараются придать черты художественной литературы.  Говоря проще - писатели пересказывают нам чужие идеи и книжки, размещая порой это содержание среди «примет нашей эпохи». Да и то сказать – «ведь уже  все написано».

Но мальчик – лирический герой книги Нечипоренко – об этом «уже все…» пока ничего не знает.  Прочитанные – и лирическим героем и автором – книги нисколько не заслоняют своей собственной жизни. А  жизнь эта широка, как украинская степь, на краю которой стоит город, где живет семья героя.  В этой жизни много чего есть : война – и та, с немцем, о которой рассказывает отец , и с вооруженным грабителем ночью на кухне; любовь –  и  в рассказах отца,  и в легком ударе тока при взгляде на свою учительницу; путешествие – ну какая же степь без путешествий?;  и культ личности – в рассказе о «похороненном» памятнике, и «шпиён», и мотоцикл с коляской, и галка, и ежик , и шпак …   И, конечно, отец героя – начальник связи.

Фигура отца и приводит в движение все предметы и события, с которыми сталкивается герой.   Это не «приметы эпохи» - столкновения  заставляют его  думать и реагировать, и так расти.  Столкновения эти  - основное содержание книги, столкновения эти отпечатываются в ее языке.  Тут о втором шаге автора – назад, лет на семьдесят, восемьдесят, когда писали прозу  Лариса Рейснер и Тынянов,  Всеволод  Иванов и Катаев, Гайдар и Житков. После язык этот куда-то делся, рассиропился, пропала энергичность и красочность.  Нечипоренко начинает как бы сначала. Детство тут как нельзя кстати.  Вот хоть самый первый рассказ -  семья едет на мотоцикле с коляской: «Тугой воздух расстегивается у лица». И сразу кожаный аромат эпохи, тот, о котором Мандельштам писал «люблю шинель красноармейской складки».  И тут же следом «мы в брезенте, мы врываемся в мелкий дождь – и чувствуем запах, запах дождя и электрический вкус воды на губах…»  Для рассказа на пол страницы больше и не надо.  Или вот точильщик ножей в рассказе «Пророки»: « - То-о-о-ч-у-у  но-о-ожи-и!  От крика этого, в котором живут острые ножи, становится не по себе. Он настигает, как гром с ясного неба. Может быть, это тот самый Илья –пророк притащился к нашему дому и сейчас начнет наказывать неучтивых? … раскручивает колесо, прикладывает к нему нож – и оно начинает бросаться яркими искрами, снопами пламени. Это колесо от огненной колесницы!»

Вот, собственно, таким точильщиком изрядно затупившейся нашей прозы и кажется мне Юрий Нечипоренко со своей книжкой «Начальник связи», бросающейся искрами  метафор и снопами только что срезанной жизни.
  
 

Андрей Пустогаров, газета "Московская среда", 30.01.2010


Сила искренности

Юрий Нечипоренко, "Начальник связи", М., "Арт Хаус медиа", 2010, 136 с., ил.

Книга «Начальник связи» состоит из двух частей, сильно отличающихся как по стилю, так и по тематике, хотя в обеих частях изложение ведётся от первого лица. В повести, которой открывается книга, зарисовки-крохотки повествуют о забавных и печальных, обыденных и волнующих моментах весны жизни лирического героя. Удивительно, насколько хорошо автор помнит своё детство! Погружаясь в метко и осторожно нарисованный мир запахов, звуков, мыслей, забот и надежд, забываешь о суетливости и расчетливости XXI века. От бумаги здесь веет сеном, выжженным солнцем забором, самодельным порохом, пыльным тротуаром и почему-то свежим навозом. Кажется даже, что события разворачиваются в деревне, хотя на деле это не так – речь идёт о небольшом городе на границе Украины с Россией. Отец героя держит пасеку, что редко встречается в городе: "Папа пахнет воском. И кожа загорелая - как воск, из которого делают соты. Старые соты переплавляются на новый воск: рядом с летней кухней у нас стоит специальный ящик с наклонным дном: там солнце распаляет воск, он течёт медленными струями, и получаются внизу лужи разных цветов - оранжевые, бежевые, золотые".

Герой с опаской и любопытством шагает по дороге своей жизни, сам не зная, куда она выведет его из небольшого городка на юге России. Автор пишет так искренне  и откровенно, как «по секрету» сообщают свои тайны подростки - лишь самым-самым близким друзьям. Вот что говорит о себе лирический герой в рассказе «Шпак»: "С тех пор я перестал обижаться <…>, наоборот, даже почувствовал в себе добавочную силу, способности новые: как будто все люди – только люди, а я ещё и скворец, словно у меня появилась ещё одна родина – небо, и ещё один дом – скворечник. И сны мне стали сниться новые: летаю я рядом со скворечником, парю над тополем, над крышей и проводами, сажусь на ветку, рот открываю и начинаю петь. Не хуже соловья".
В свои десять я бы отдал многое за то, чтобы иметь такого друга.

Текст написан заботливо и нежно. Без всякого сомнения, эту часть книги (за единственным исключением: тех нескольких абзацев,  где лирический герой рассуждает о самоубийстве как о чём-то в целом нормальном и лишь слегка неприемлемом) можно рекомендовать детям и взрослым любого возраста. Изумительно тёплая и добрая подборка переплетённых между собой крохоток, сравнимая с книгой «В мире вещей» Феликса Кривина. Не удивлюсь, если это произведение войдёт со временем в сокровищницу мировой детской литературы.

Вторая часть книги – «Рассказы отца» – посвящена тридцатым-сороковым годам XX века. Рассказчиком здесь выступает Нечипоренко-старший, то есть отец автора, человек с золотыми руками и добрым сердцем. Дмитрий Нечипоренко вспоминает детство, службу по призыву в армии в 30-годы, работу на заводе… Он переживает первый удар немцев в Великой Отечественной – и доходит до Берлина в звании старшины, в должности начальника радиостанции. Рассказчик встречает хороших и плохих людей, преодолевает повседневные затруднения, несколько раз чудом остаётся жив. Вот эпизод из воспоминаний о лётной школе:
"Первый отштампованный номерок я показал начальнику штаба Филимонову. Он попросил показать, как я это делаю. Затем повёл меня к начальнику школы:
- Вы знаете, что у нас в школе начнут штамповать деньги? И показал ему номерок.
- Где вы его взяли?
Начальник штаба, положив мне руку на плечо, ответил:
- Вот он это делает!
Показал я и начальнику школы, как штампую эти номерки. Ему это понравилось – и он распорядился выдать мне денежное вознаграждение".

Постепенно возникает образ простоватого, но умного и честного, благородного человека, привыкшего решать проблемы «своими руками», не прячась за чьи-то спины. Так и хочется пожать ему руку и сказать спасибо за своё счастливое детство…

Фразы здесь рубленые и сухие. Словарь откровенно беден, изобразительно-выразительные средства языка использованы скупо, предложения согласованы «угловато». Как ни странно, такой примитивизм в изложении не отталкивает. Напротив, текст приобретает естественность: мол, ребята, человек я уже пожилой, говорить мне трудно, я вам опишу без прикрас, как что было, а вы уж дальше сами додумывайте, как это можно «покрасивее» сказать. Несмотря на использование такого рискованного художественного приёма, читать рассказы ветерана легко и приятно:
"Неймарк был такой человек, что когда его от нас забирали, то потом до конца войны, все мы, встречая своих, кого разбросала судьба, первым делом не здоровались, а спрашивали:
- Где Неймарк, знаешь?
Но так мы и не узнали, где он и как… С Семёновым и Исайкиным мы сохранили дружбу на всю жизнь. Сейчас они живут в Москве, но собраться и увидеться уже трудно – всем за девяносто, плохо видим, еле ходим. Но созваниваемся, про здоровье узнаём, какие у кого новости… Держимся друг за друга – вот уже шестьдесят лет".

Люди такого склада, как отец писателя Юрия Нечипоренко, редко пишут мемуары. Ясно, что для нас, не видевших войны и советских репрессий, бесценна каждая возможность познакомиться с невыдуманными историями очевидца всех этих событий. Текст следует рекомендовать читателям любого возраста, особенно тем из них, кто интересуется событиями середины XX века, Великой Отечественной Войной, советской историей.

Откровенность автора поражает, задевает самые нежные струны души. «Начальник связи» – книга искренняя, что сейчас встречается редко. Искренность сейчас не в чести, но, надеемся, со временем она войдёт в моду, ведь быть искренним – совсем не значит быть дураком. Быть искренним – значит верить в свои силы. Для писателя это значит не скрытничать, не юлить – а честно смотреть в глаза читателю, как близкому другу, которому можно сообщить самые тонкие переживания… А  иначе зачем писать?

Иван Ремизов

Юрий Нечипоренко, "Начальник связи", М., "Арт Хаус медиа", 2010, 136 ст., ил.

Казалось бы, что может быть проще, чем написать книгу воспоминаний о детстве? Но мы имеем дело с книгой необыкновенной. Начнём с того, что автор очень рискует, когда поначалу доверяет повествование подростку, который настроен в отношении уважаемого писателя весьма снисходительно: "Такая странная у меня особенность – может, вы уже заметили: будто не имею я возраста. Вот что ни происходит, я словно со стороны слежу – будто это не я, а какой-то дядька в Питер к друзьям ездит, по выставкам болтается, а сам я – ещё ребёнок. Как появилось во мне это «я», залетело, как птичка в клетку, – так там и сидит, и нисколько не изменилось. И когда дядька этот что отчебучит – я только удивляюсь – ну и чудак!"

Только подросток способен так искренно, честно и упоенно рассказывать о мальчишеских радостях, тревогах и фантазиях. Поэтому принадлежащие уже вечности мгновения предстают перед взором читателя не туманно-молочными видениями прошлого, а как непосредственно совершающиеся, полные внутреннего напряжения. Именно в этом напряжении можно прочувствовать,что такое жизнь, семья, род.

"Бывает так: отец во мне пробуждается. Сижу я на кухне, глотаю картошку – вдруг движение локтя или плеча такое – когда за солью потянулся... – батюшки – да это же мой папа! И не то чтобы я видел, будто он именно так это делает – нет, он прямо внутри ощущается, оживает. Интересно так – будто он в меня просыпается – понимаете, когда один человек спит, а просыпается – в другого? Так и он во мне шелохнётся иногда – и «я» моё получается какое-то новое, как будто вырастает – и мальчик в этом «я», который отца видел, и «дядька», и сам отец – он из нас самый главный... <…> И если другие люди в меня порой залетают – то папа тут всё время живёт. Нет, не расщепление это – а наоборот – собираются они все вместе".

Детство у Нечипоренко рисуется откровенно и без столь привычной взрослым обратной перспективы, заставляя читателя обратиться к собственному внутреннему миру, пуститься на поиски своего начальника связи... "Начальник – это от слова НАЧАЛО. А связь – между людьми, животными и небесами – СВЯЗЬ. И с вами у меня теперь есть эта связь – если прочитали хоть чуть-чуть, хоть название – а вдруг током ударит? – слова все сильные – под напряжением: ОТЕЦ – НАЧАЛЬНИК СВЯЗИ".

Повествование второй части книги передаётся от подростка его отцу. Читатель оказывается в центре панорамы, которая открывается величественными картинами войны и мира. Художник жертвует своим голосом, чтобы оказался расслышан голос рода в единстве прошлых и будущих поколений.

И говорите между собой, и договаривайтесь, и приезжайте друг к другу в гости, и чай пейте, и любите друг друга, и детей делайте – это связь живая, она нужна – под напряжением только чтобы было, под напряжением – хотя, конечно, и опасно, но только так и можно.

Роман Гоголев, "У книжной полки", журнал для библиотек, №4-2009


Обрыв связи  

Юрий Нечипоренко, "Начальник связи", М., "Арт Хаус медиа",  2010   

Обрыв связи у нас произошёл как-то незаметно. Наше поколение ещё писало сочинение о дедах. Нашим детям предлагают уже другие темы. Перед сном мы не разговариваем с детьми «о жизни» и не читаем книги, а смотрим телевизор (обобщаю, конечно).  Сегодняшние школьники не знают не только что такое коммунизм или кто такие пионеры, но и историю своей семьи рассказать не могут. Как правило, дети плохо понимают родителей. Потому что не знают их. О конфликте отцов и детей много написано, меньше рецептов, как этот конфликт преодолеть, как эту связь наладить.

 «Бывает так: отец во мне пробуждается. Сижу я на кухне, глотаю картошку — вдруг движение локтя или плеча такое — когда за солью потянулся... — батюшки —  да это же мой папа! И не то чтобы я видел, будто он именно так это делает — нет, он прямо внутри ощущается, оживает. Интересно так — будто он в меня просыпается — понимаете, когда один человек спит, а просыпается — в другого? Так и он во мне шелохнётся иногда — и «я» моё получается какое-то новое, как будто вырастает — и мальчик в этом «я», который отца видел, и «дядька», и сам отец — он из нас самый главный...»

Передо мной стопка новых книг о современных детях и их родителях – переводные «самокатовские», всё, что успел выпустить конкурс «Заветная мечта», издательство ОГИ, обласканный критиками роман «Похороните меня за плинтусом», но я нигде не нашла и абзаца, который бы так пронзительно, психологически точно восстановил эту связь, который бы побудил посмотреть внутрь себя так глубоко, чтобы обнаружить там предков.

Почему мы такие – какие есть? Откуда мы такие взялись? Каждый сам отвечает на этот вопрос, но Нечипоренко дает читателю матрицу. Схему, пунктир, которые помогут восстановить разорванную связь. Вот папа рассказывает истории, вернее, дети пристают с просьбой рассказать, хотя слышали это уже сто раз. Но им хочется слушать ещё и ещё – очень интересно! Читатель надеется, что тоже услышит эти привлекательные истории. Но нет, они не для нас, не наша эта связь с отцом. В нашей семье есть свои истории, а если нет, то просто мы ещё не достаточно расспросили родителей.

Между сыном и отцом всё очень даже непросто. Не раз мальчик обижается на несправедливость отца. «Я бы на его месте…» – говорит автор, как много раз и мы, будучи детьми, говорили при ссорах с родителями, как наши дети сейчас говорят и предлагает свою версию.

«Отец мой попал в плохую компанию и катился вниз. Я уже ничего не мог для него сделать. Папа, куда ты катишься? Ведь совсем недавно ты был свой — а теперь ты совсем чужой...
— Да, я не буду, не буду, — я говорю, наконец, желаемую тобой, вырванную силой ложь...
Тебе нужна эта жалкая показуха — ты добьёшься того, что я уйду в подполье и буду делать опыты не в благоустроенном гараже, а в тёмном грязном подвале. Ты подвергаешь мою жизнь риску — и всё ради них...
Папа, папа... Ведь всё равно они не будут любить тебя — а теперь и я не буду любить — а только жалеть, следить за тобой и сокрушаться...
И опять мне придётся тебя простить. В кого же ты у меня такой — наивный, непутёвый? Ведь объединись мы тогда, в самом начале — и мы победили бы их! О, как они этого боялись, как завидовали нам с тобой: вот идут отец с сыном — весёлые, смеются и свистят... И сын чуть выше сапога — да отец его не даст в обиду. И сам не обидит. А всё остальное — ерунда».

Это пронзительный разрыв по живому, концы связи ещё тянутся с двух сторон друг к другу, извиваются, стараясь срастись, током из них бьёт. Со стороны взрослого обрыв ровный, как лезвием: есть принятые нормы, соблюдай, нельзя допустить, чтобы соседи плохое про нас говорили. Со стороны ребёнка обрыв рваный, нити тонкие, почти невидимые – свистулька, купание общее – зато очень прочное у них энергетическое продолжение, не обрубить одним махом. Прощение, любовь, понимание, что в тебе твои предки, а ты – в детях своих – те энергии, что восстанавливают связь.

 «А для сына своего — я начальник связи, и передаётся в него всё — слово, и жест, и поступок — усиливается под напряжением — и дальше пошло...»

Книга состоит из трех частей: повесть в рассказах «Мой отец – начальник связи», рассказы о детстве и воспоминания Дмитрия Нечипуренко, отца писателя Нечипоренко.  «Мой отец – начальник связи» написан давно – двадцать лет назад появилась публикация в «Пионере». А книга всё не выходила. Пока не взялся за дело издательский дом «Арт Хаус медиа» (www.ahm.ru). Тут же словно от спячки проснулись и конкурсы – трижды отмечены за последние два года рассказы Ю. Нечипоренко – на «Заветной мечте», на конкурсах им. С.Михалкова и им. А.Н.Толстого. Но, к сожалению, лауреатство не гарантирует появление книги, поэтому смелому издательству – спасибо огромное. Заметим, что иллюстрации, которые сделал Голя Монголин, лаконичны,  точно передают  настроение этой прозы,   и европейский авангард в них сочетается  с душевностью, традиционной  для рисунка в отечественной детской книге.

Важно в этом издании и то, что если повесть читатели могли увидеть в «Пионере» или на сайте журнала «Электронные пампасы» (www.epampa.narod.ru), то рассказы о детстве писателя  были опубликованы в разных журналах и альманахах, а вместе хранились лишь в портфеле  автора. Среди них «Смеяться и свистеть», откуда процитированный в начале статьи отрывок, и «Три ведра» –трогательный рассказ, посвященный матери. Два эти рассказа надо включить в обязательное чтение для подростков:  один – на День отца, другой – на День матери.

 «…и пусть вишни не принесли тогда выгоды — деньги, вложенные в этот проект, обратились в чувства. Нас с мамой связало дело, в котором соприкоснулись на миг миры родителей и детей. Но понимать это я стал только сейчас, повзрослев. Когда я вспоминаю эту историю, меня охватывает желание оказаться в детстве, найти там маму — и сказать ей то, чего никогда не говорил, что не было принято говорить у нас в семье, но что подразумевалось — как воздух вокруг нас: 

Спасибо, мама. Я тебя люблю». 

«Три ведра» я сначала услышала в исполнении автора, и только потом прочитала. Это были два разных рассказа. В первом интонация автора передавала чувства самого героя. Читая с листа, пространство души наполняешь своими собственными чувствами к маме. Читая прозу Юрия Нечипоренко, не хочется говорить о его рассказах. Хочется говорить о жизни.

Третья часть книги – рассказы отца писателя – воспоминания человека, которому есть на что оглянуться. Возможно, и подростки прочитают эти незамысловатые, искренние рассказы. Но я, в первую очередь, подумала о моём дедушке, ему, тоже прошедшему войну, будет бесспорно интересно сравнить свои впечатления о первых днях войны, о порядках в армии, о репрессиях, с тем, что оказалось важным в жизни Дмитрия Нечипуренко.

Эпизоды воспоминаний пригодятся педагогам-историкам и литераторам и просто неравнодушным родителям для серьезных разговоров с детьми. Они нехрестоматийны, что, кстати, прослеживается в современной литературе. Вот первые дни войны: немцев никто ещё и в глаза не видел, зато советские люди в критический момент у героя перед глазами: майор, оставивший людей без оружия, кричащая женщина, которой никто не может помочь, брошенные инвалиды, согласие советского водителя посадить раненого на машину… только за деньги. Автор даёт оценки этим действиям, коротко пишет про водителя, затребовавшего с него денег – «гад», брошенные раненые бросают вслед бывшим товарищам – «предатели». Читатель видит, как трудно быть смелым, ещё сложнее быть добрым. Тут надо отметить смелость отца, честно вспомнившего и описавшего даже те сюжеты, которые не вызовут симпатии к автору. Что было, то было. Читатель может и на себя примерить: а как бы я поступил, что сделал?
 
Один из лучших рассказов этой части о том, как Дмитрий шёл к брату. Это было в военное время настолько непросто, что из обычного солдата брат сразу стал ЧЕЛОВЕКОМ, К КОТОРОМУ БРАТ ПРИШЕЛ. Мы же, получив в руки книгу Юрия Нечипоренко, стали читателями, к которым пришёл хороший писатель. Двадцать лет шёл.

Ольга Колпакова, газета "Тверская 13", 28.01.2010


Юрий Нечипоренко о себе в интернет-журнале "Хронос"
http://www.hrono.ru/avtory/nech.html


Биография:

Родился в 1956 году. Окончил физический факультет МГУ. Доктор физико-математических наук, старший научный сотрудник Института молекулярной биологии Российской Академии Наук. Детский писатель, литературный критик. Член Международного соообщества писательских союзов, член Ассоциации искусствоведов, главный редактор интернет-обозрения «Русская жизнь» и журнала «Электронные пампасы», Председатель общества друзей Газданова. Печатался в журналах «Дружба народов», «Знамя», «Литературная учеба», «Юность» и др.



Библиография:

"Кукареку", альманах для семейного чтения, М., "Слово", 1990,
("Две собаки", рассказ. "Странные художники", шесть эссе. "Молекулярная биология", эссе).

"Московский круг", сборник, М.: Московский рабочий, 1991, "Три женщины" и др. рассказы. 

"Ярмарочный мальчик: Жизнь и творения Николая Гоголя",
М.: Жук, 2009. — 84 с.

"Начальник связи", повести и рассказы, М.: Арт Хаус Медиа, 2010, 136 с.

--------------------------------------------------------------


Юрий Нечипоренко в "Русском журнале" 
http://www.russ.ru/avtory/Nechiporenko-YUrij

Юрий Нечипоренко в "Журнальном зале" 
http://magazines.russ.ru/authors/n/nechiporenko/

Юрий Нечипоренко на сайте "Электронные пампасы" 
http://www.epampa.narod.ru/nech/index.html
 

Версия для печати
© 2009 Арт Хаус Медиа